Простая история

Провалы пустоты в простоте. 
В этой работе нет ничего, кроме пустоты. Она соткана из простоты, дышит ею. Бессмысленное движение, потерянный персонаж, ее затылок, прохожие, поезд, пейзаж. Пейзаж - это наверное самое экзистенциональное повествование в этом произведении.  Тот, кто следит за происходящим из окна - на самом деле само воплощение поведения камеры.
 

кадр из видео

Она становится незаметной, зыбкой, ее функции растворяются в уникальности документа. Однако здесь снова возникает обманка - документ на самом деле не обладает эстетическим преимуществом, как если бы "вещь, согласно своей духовной сущности есть медиум сообщения, и то, что в ней сообщает себя, есть, следуя медиальному отношению, именно сам этот медиум (язык)". Таким образом, траектория движения в кадре, случайные/неслучайные свидетели, использование zoom'а и даже намеренный "сдвиг" камеры работает на определение отсутствия знака, отсутствия изображения, его пустоты. Космическая наивность и простота определяют этот фильм. Он как бы  Филипп Гранрийе, но очищенный от агрессии изображения, он почти как Лев Кулешов, но вне традиции монтажа, он напоминает простоту Фрэнсиса Алюса, но преодолевает ее, выходя за предел возможностей изображения, которое уже не информативно, которое потеряно в краске цвета, в совокупности с темной точкой в виде маленькой женщины, идущей в неизвестном направлении, вдруг останавливающейся и становящейся свидетелем вечного унылого пейзажа, в своем настроении нарушаемым звуком камеры "запись", или "остановка", за которой вуайерист, усталый наблюдатель, свидетель смены тона разлитого пейзажа, окаймляющему его небесному своду, скрывающему тайну.  Когда отсутствует история, возникает потребность ее реконструкции, или деконструкции, однако в случае с работой Мокрова все оказывается иллюзией, дыхание героини, которого нет, ее очарованность ландшафтом, которая и который условны, ее поведение, которое непредсказуемо, однако означено траекторией движения, случайно/нарочно встреченные люди с собаками, поезд, делящий пространство кадра на то, что здесь, и невидимое "там". Эта естественная сакральность, которой пропитан воздух, на самом деле для Мокрова является объектом, скрытым смыслом вне смысла, сотворением мира из ничто, когда любое движение, любой взгляд, поворот уже особенность, но одновременно незафиксированная иллюзия. Стремление к чистому зрению, к камере-перу, к фиксации того, что на самом деле не существует. Все - в провале пустоты. Ноль. Ноль-изображение. 

Карина Караева, киновед, арт-критик.
 

HD видео, 10:00, монтаж Павел Жучков, 2013. 


"...Роман Мокров, некогда слушатель музейной школы «Свободные Мастерские», представил в отдельном помещении ритмичное видео, скрещивающее романтику среднерусской полосы и железнодорожную суровость. Фантасмагорическую сущность пригородного мигранта-полтергейста продолжает метаморфоза наблюдаемого и наблюдателя."

Aroundart.ru 



Наверх